CRIMINAL DEFENSE
Эффективная защита в области уголовного права
Новости
04.08.2022

Комментарий старшего партнера Criminal Defense Firm Алексея Касаткина для Адвокатской газеты.

Совет АП г. Москвы согласился с выводами Квалифкомиссии о том, что неявка защитников объяснялась их занятостью в других судебных процессах, участием в процессуальных действиях в иных следственных органах, а также болезнями и отпуском, что подтверждалось документально

По мнению одного из адвокатов, рассмотренный случай далеко не первый, когда следственные органы критично оценивают отсутствие у адвоката процессуальной возможности для участия в следственном действии, ошибочно интерпретируя такие обстоятельства как ненадлежащее оказание защитником помощи доверителю. Другой назвал выводы Совета палаты обоснованными, мотивированными и справедливыми, поделившись, что ранее следствие пыталось привлечь его к дисциплинарной ответственности по аналогичному основанию, но, как и в рассматриваемом случае, – справедливость восторжествовала.

Совет АП г. Москвы вынес решение о прекращении дисциплинарного производства в отношении двоих адвокатов, неявка которых в СИЗО для участия в следственных и процессуальных действиях с подзащитным была продиктована различными уважительными причинами.

В производстве ГСУ СКР находится уголовное дело в отношении Ш., которого с марта 2021 г. защищают адвокаты Я. и Ящ. В ходе предварительного следствия в адрес обоих защитников поступило свыше 20 уведомлений, датированных с августа по декабрь 2021 г., о планируемых датах проведения в СИЗО следственных и иных процессуальных действий с обвиняемым Ш.

Следствие, посчитав, что адвокаты проигнорировали указанные вызовы, обратилось в ГУ Минюста по г. Москве, которое направило представление в АП г. Москвы о нарушении защитниками положений Закона об адвокатуре и КПЭА. По мнению ведомства, защитники не являлись в СИЗО «с целью явного, умышленного и необоснованного затягивания времени». Тем самым заявитель счел, что адвокаты нарушили п. 1 ст. 8 КПЭА и подп. 1 п. 1 ст. 7 Закона об адвокатуре, поскольку при оказании юридической помощи не исполняли свои обязанности честно, разумно, добросовестно, квалифицированно, принципиально и своевременно, активно и всеми не запрещенными законом средствами.

В связи с представлением в отношении обоих адвокатов было возбуждено дисциплинарное производство. В своем заключении Квалификационная комиссия АП г. Москвы выявила, что неявка защитников была помимо прочего продиктована их занятостью в других судебных разбирательствах и в производстве процессуальных действий в иных следственных органах, а также болезнью или отпуском, что подтверждалось соответствующими документами. Таким образом, Квалифкомиссия заключила, что дисциплинарное производство в отношении адвокатов подлежит прекращению из-за отсутствия в их действиях (бездействии) нарушения норм законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре, а также КПЭА.

Совет палаты поддержал выводы Квалифкомиссии и отметил, что, вопреки доводам представления, 13 октября и 6 декабря 2021 г. адвокаты посещали Ш. в СИЗО, причем в последнюю из этих дат начали ознакомление с материалами уголовного дела в порядке ст. 217 УПК РФ. Соответственно, 4 и 5 декабря были нерабочими днями (суббота и воскресенье), когда возможно проведение только неотложных следственных действий, однако заявителем не доказано, что планировавшиеся на указанные даты следственные действия носили неотложный характер.

В решении Совета палаты также отмечается, что не нашли подтверждения доводы представления о необоснованности неявок адвокатов для участия в процессуальных действиях по ознакомлению с материалами дела 1–6 декабря 2021 г., после того как 30 ноября следователь З. уведомил Ш. и его защитников об окончании следственных действий по уголовному делу. Часть полученных адвокатами уведомлений, заметил Совет, фактически касалась предварительного согласования конкретных дат проведения следственных и иных процессуальных действий с участием обвиняемого Ш. При этом некоторые почтовые уведомления о планируемых следственных и иных процессуальных действиях были направлены адвокатам слишком поздно: в частности, датированное 18 августа 2021 г. и содержащее в том числе сведения о планируемых датах производства следственных и иных процессуальных действий с Ш. с 19 по 25 августа было направлено в адрес адвоката Я. лишь 25 августа. Почтовое отправление, датированное 14 сентября, в том числе о планируемых датах производства следственных и иных процессуальных действий с обвиняемым Ш. в период с 14 по 24 сентября, было направлено в адрес адвоката Ящ. 25 сентября.

Совет палаты не согласился и с доводами представителя территориального органа Минюста о том, что приведенные данные являются голословными, поскольку основаны на отчетах об отслеживании почтовых отправлений с указанием соответствующих почтовых идентификаторов, а также о том, что факт регистрации уведомлений в следственном органе подтверждает факт их отправки адресатам в день регистрации.

«Что касается коммуникаций с применением мессенджера WhatsApp, то, как установлено в ходе дисциплинарного разбирательства, согласие на его использование для извещения о предстоящих мероприятиях адвокаты Я. и Ящ. следствию не давали. При этом, как следует из материалов дисциплинарного производства, уведомления от 18 августа и от 14 сентября 2021 г. в адрес адвокатов Я. и Ящ. не были направлены заблаговременно и этим способом. Уведомление от 18 августа 2021 г., содержащее указание на запланированное производство следственного действия 19 августа 2021 г., было отправлено адвокатам Я. и Ящ. посредством мессенджера WhatsApp в 18.39 час. 18 августа, – отмечается в решении Совета. – А уведомление от 14 сентября 2021 г., содержащее указание на намеченное производство следственного действия 14 сентября 2021 г., было передано адвокатам Я. и Ящ. посредством мессенджера WhatsApp 14 сентября 2021 г. в 21.37 час. (адвокату Я.) и 21.38 час. (адвокату Ящ.). Соответственно, извещение адвокатов Ящ. и Я. было несвоевременным и ненадлежащим, что также являлось объективной причиной их неявок».

Таким образом, отметил Совет, неявки адвокатов в СИЗО в даты, перечисленные в уведомлениях о планируемых датах производства следственных и иных процессуальных действий, датированных 18 августа, 14 сентября, 14 октября и 25 ноября 2021 г., вызваны различными объективными и уважительными причинами, поэтому не свидетельствуют как о совершении адвокатами дисциплинарного проступка, так и об умышленном и необоснованном затягивании ими следствия. Напротив, о добросовестности защитников свидетельствует то, что они регулярно информировали следователей о своих заболеваниях, а также о профессиональной занятости, подтверждая указанные обстоятельства документально.

В связи с этим Совет палаты признал голословными и несостоятельными утверждения представления об отказе или самоустранении обоих адвокатов от защиты Ш., который не предъявлял каких-либо претензий к защитникам, а, напротив, поддержал их. Таким образом, Совет АП г. Москвы согласился с выводами Квалифкомиссии и прекратил дисциплинарное производство в отношении адвокатов.

Адвокат АП г. Москвы Мартин Зарбабян считает, что рассматриваемый в комментируемом решении Совета АП г. Москвы случай далеко не первый, когда следственные органы весьма критично оценивают отсутствие у адвоката процессуальной возможности для участия в следственном действии, ошибочно интерпретируя такие обстоятельства как ненадлежащее оказание защитником юридической помощи доверителю. «Правоприменитель должен принимать во внимание, что адвокат, как любой человек, может заболеть, что, безусловно, является уважительной причиной неявки куда-либо. При этом сама идея адвокатской деятельности предполагает, что юридическая помощь может оказываться нескольким гражданам, по различным делам и в один и тот же период. Вместе с тем актуальные проблемы продолжительных, а порой и ʺбесконечныхʺ сроков уголовного судопроизводства в совокупности с отсутствием в законодательстве положений об обязательном согласовании с профессиональными участниками процесса графика следственных действий или судебных заседаний порождают на практике потребность в устранении конфликтов, связанных с занятостью адвокатов. Тем не менее действия адвоката по уведомлению следственных органов и суда о заболевании или процессуальной занятости не могут и не должны квалифицироваться в качестве уклонения от принятой защиты», – подчеркнул он.

Адвокат добавил, что в решении затронута еще одна практически значимая проблема – порядок извещения следователем адвоката о запланированных следственных действиях. «Так, в анализируемом казусе Совет палаты справедливо заметил, что уведомление следственного органа, направленное адвокатам постфактум, не свидетельствует о своевременности такого извещения и не является надлежащим. На мой взгляд, описанная в решении коллизия уходит корнями в отказ от принятия стороной обвинения принципа равенства участников процесса, особенно на стадии досудебного производства. Комментируемое решение значимо для профессионального сообщества не только как результат конкретного дисциплинарного производства, но и как позиция, ориентирующая на корректное, этическое поведение в схожих обстоятельствах, – то есть носящая предохранительный характер», – резюмировал Мартин Зарбабян.

Старший партнер Criminal Defense Firm Алексей Касаткин согласился с выводами, изложенными в заключении Квалификационной комиссии и решении Совета АП г. Москвы. «Нахожу их обоснованными, мотивированными и, что крайне важно, –справедливыми. Коллеги-адвокаты, подвергнутые процедуре дисциплинарного производства, как следует из ее материалов, действовали профессионально и добросовестно. Некоторое время назад мы с коллегами при осуществлении защиты доверителя также стали сторонами дисциплинарных производств. Ситуация, послужившая поводом для обращения следователя в территориальный орган Минюста России, была практически идентична рассматриваемой. Реальной же причиной явились допущенная следователем волокита и неорганизованность расследования по уголовному делу, которые он пытался “прикрыть” таким сомнительным способом. Очень рад, что в рассмотренной в решении Совета АП г. Москвы ситуации, – как и в нашем случае, –истина восторжествовала», – заключил он.

Зинаида Павлова