CRIMINAL DEFENSE
Эффективная защита в области уголовного права
Новости
01.08.2022

Комментарий помощника адвоката Criminal Defense Firm Даниила Горькова для Независимой газеты. 

Защитникам все труднее оказаться за решеткой для свиданий с доверителями

Адвокаты обратили внимание на участившиеся случаи объявления в СИЗО и колониях санитарных дней, под предлогом которых защитников не пускают к доверителям. Несмотря на сомнительную законность таких действий, прокуратура обычно закрывает на это глаза, но вот в судах оспорить запреты иногда удается. Как стало известно «НГ», недопуск юристов к подзащитным объясняется заботой о здоровье граждан, однако благородная цель – борьба с распространением ковида в предыдущие годы – не приводила к полному блокированию тюремных заведений.

Когда тот ли иной адвокат приезжает в СИЗО или колонию, в дежурной части его просят немного подождать, а потом объявляют, что к доверителю его не пустят якобы «по причине проведения санитарного дня». При этом следователи и прокуроры в пенитенциарные заведения проходят беспрепятственно. Защитники настаивают, что дезинфекционные мероприятия в рамках антикоронавирусных мер – в соответствии с требованиями постановления главного санитарного врача ФСИН России от июня 2021 года № 422 – не могут препятствовать встрече адвокатов с заключенными, то есть такие действия сотрудников незаконны. И это, главное, потом, собственно, подтверждается и в судах, если юристы решают все-таки искать правды.

Председатель московской коллегии адвокатов «Инконсалт» Алексей Кирсанов подтвердил «НГ», что недопуск защитников в изоляторы и тюрьмы под предлогом санитарных мероприятий «носит далеко не единичный характер». «Вне всякого сомнения, у сотрудников пенитенциарных учреждений существует обязанность по сохранению жизни и здоровья лиц, содержащихся под стражей, она регламентирована массой ведомственных инструкций и приказов. Однако эта задача не может решаться за счет ущемления прав на защиту», – настаивает он. Но именно за неисполнение ведомственного приказа тот же сотрудник СИЗО будет наказан, а вот за недопуск адвоката – вряд ли. При этом Кирсанов отметил, что вообще-то даже во время действия самых жестких ковид-ограничений свидания с защитниками в СИЗО проводились – через стекло и телефонную трубку. «И все понимали, что это необходимая мера. Но как тогда можно объяснить, что по письму, звонку или другой заявке следователям для работы с арестантами и тогда предоставлялся кабинет без стеклянной перегородки?» – напомнил он.

По словам управляющего партнера юркомпании AVG Legal Алексея Гавришева, адвокаты с завидной периодичностью сталкиваются с нарушениями своих прав, а также прав своих доверителей со стороны представителей госорганов – и ФСИН не является исключением. «С начала пандемии попадание адвокатов к клиентам превратилось из стандартной процедуры в нечто, напоминающее лотерею», – подчеркнул он. Мало того что в разных регионах действовали различные ограничения, так еще и в каждом отдельном исправительном учреждении вводились собственные правила и запреты, несоблюдение которых неизбежно приводило к недопуску адвоката. «Очевидно, что злоупотребления данными ограничениями со стороны сотрудников ФСИН стали обыденностью – ведь не пустить адвоката в СИЗО по надуманным причинам намного проще, чем пустить», – констатировал Гавришев. Потому что зачастую это делается действительно просто так, без какого-либо злого умысла. Хотя иногда, безусловно, это может быть связано с необходимостью «организовать беседу» доверителя со следователем или оперсотрудниками без участия адвоката. «Это очевидно противоречит действующему законодательству, но становится нормой в правоприменительной практике», – пояснил он. Прокуратура при этом, как правило, бездействует, формально не принимая все подобные факты за нарушения.

Член Ассоциации юристов России Дмитрий Уваров заявил «НГ», что санитарные ограничения со стороны сотрудников являются «незаконными и необоснованными». Раз статья 89 УИК устанавливает право осужденного на свидание с адвокатом, то для исправительного учреждения предоставить его является обязанностью. Де-факто же «такие отказы зачастую направлены на предотвращение обмена информацией между адвокатом и доверителем о том, как правильно поступать в тех или иных ситуациях, а тем более как пользоваться своими правами». Для отказов применяются различные предлоги: особый режим объекта, антиковидные меры, пропускной режим, не поданное тюремщикам заявление о свидании, хотя все эти обоснования «не являются законными».

Юрист Criminal Defense Firm Даниил Горьков заметил, что хотя с фактами недопуска сталкиваются многие адвокаты, «введенные в конкретном СИЗО профилактические меры никаким образом не должны нарушать конституционное право на защиту содержащихся под стражей граждан». Таким образом, отказ сотрудника пропустить «должен расцениваться как существенное нарушение таких прав». Он добавил, что это распространяется и на пресловутые «санитарные дни», которые не должны произвольно использоваться в качестве ограничителя тех же самых прав. «Безусловно, защитникам удается обжаловать эти незаконные действия сотрудников системы исполнения наказаний, но сам факт наличия подобной системной проблемы действует удручающе не только на адвокатов, но и на их доверителей», – подчеркнул Горьков.

Действия сотрудников тюрьмы полностью необоснованны, считает и адвокат Денис Колганов. Он напомнил, что, согласно статьи 56 Конституции, право на получение квалифицированной юрпомощи вообще-то не подлежат ограничению даже в условиях чрезвычайного положения. Наконец, в 2020-м главный государственный санитарный врач ФСИН в постановлении № 345 снял коронавирусные ограничения на посещение учреждений «адвокатами и иными лицами, имеющими право на оказание юрпомощи подозреваемым, обвиняемым и осужденным». И все же такого рода эпизоды встречаются регулярно. Почти треть адвокатов сообщали, что сталкивались с безосновательным недопуском в СИЗО. «Что касается личной практики, то мой подзащитный содержался в одной из колоний в режиме подследственного. Мне неоднократно отказывали в возможности встретиться с ним. А на мою жалобу начальник колонии в письменной форме дал откровенно абсурдный ответ: встреча с доверителем невозможна, поскольку администрация не способна обеспечить возможность свидания с подзащитным», – рассказал «НГ» Колганов. 

Екатерина Трифонова 
Корреспондент отдела политики "Независимой газеты"