Эффективная защита в области уголовного права
Новости
30.04.2021

Комментарий партнера Criminal Defense Firm Анны Голуб для Адвокатской газеты. 

Суд указал, что этот вопрос следует решать через гражданский иск в рамках уголовного дела, а не в арбитражном суде

Один из адвокатов отметил, что только в случае, если получить компенсацию с осужденного нельзя, стоит заявить требования к казне РФ. Вторая посчитала, что общество добровольно отказалось от реализации своих прав.

В Определении № 310-ЭС19-22712 от 8 апреля по делу № А14-26691/2018 Верховный Суд отметил, что спор о взыскании убытков, связанных с уголовным делом, не может рассматриваться в арбитражном суде, если истец необоснованно отказался от заявления о возмещении расходов за хранение вещественных доказательств в суде общей юрисдикции.

СОЮ отказал в возмещении убытков за хранение вещдоков

Старший следователь Следственной части по РОПД ГСУ ГУ МВД России по Воронежской области возбудил уголовное дело, в рамках которого приобщил в качестве вещественных доказательств станки для производства сигарет и коробки с табаком. 19 октября 2015 г. предметы были переданы на ответственное хранение ОАО «Усмань-Табак». Так как у общества не было места на складе, оно заключило договор аренды с ООО «ВМС», по которому ежемесячно платило 20 тыс. руб.

28 марта 2017 г. Рамонский районный суд Воронежской области признал обвиняемых виновными. Вещественные доказательства – станки – были переданы гражданину Щ. по акту приема-передачи, а коробки с табаком обращены в доход государства. Вопрос о распределении судебных издержек разрешен не был.

После вынесения приговора коробки с табаком продолжали находиться у «Усмань-Табак». В связи с этим общество направило в ГУ МВД РФ по Воронежской области письмо с просьбой оплатить затраты на хранение вещдоков в период с 20 октября 2015 г. по 27 декабря 2017 г. в сумме более 525 тыс. руб. 7 ноября 2017 г. управление ответило отказом, сообщив, что между ним и обществом отсутствуют договорные отношения.

Тогда «Усмань-Табак» обратилось в Центральный районный суд г. Воронежа с заявлением к управлению о возмещении расходов за хранение вещественных доказательств. Суд указал, что, исходя из субъектного состава и существа правоотношений, спор подведомственен арбитражному суду, и прекратил производство по делу. Общество определение не оспорило.

После этого «Усмань-Табак» направило управлению претензию от 17 августа 2018 г. с требованием возместить стоимость понесенных расходов по хранению вещественных доказательств. Так как управление требование не исполнило, «Усмань-Табак» обратилось в Арбитражный суд Воронежской области с иском о взыскании с управления более 525 тыс. руб. в качестве убытков. По заявлению общества суд прекратил производство по делу в связи с неподведомственностью. При этом суд сослался на положения ст. 132 УПК.

Девятнадцатый арбитражный апелляционный суд отменил определение первой инстанции и направил дело на новое рассмотрение, сославшись на Определение КС от 8 ноября 2005 г. № 367-О, п. 1, 5, 5.1 Постановления Пленума ВС от 19 декабря 2013 г. № 42 «О практике применения судами законодательства о процессуальных издержках по уголовным делам». Суд исходил из того, что неразрешение в установленном порядке вопросов о возмещении процессуальных издержек не лишает общество права на судебную защиту в рамках гражданского судопроизводства, а требование о возмещении расходов за фактическое хранение вещественных доказательств может быть рассмотрено в порядке арбитражного судопроизводства.

Арбитражный суд Центрального округа согласился с выводами апелляционного суда. Управление подало жалобу в ВС, однако в передаче ее в Судебную коллегию было отказано.

Второй круг рассмотрения в арбитражном суде

При новом рассмотрении дела Арбитражный суд Воронежской области произвел замену ответчика – управления – на МВД России. Суд, руководствуясь ст. 131 УПК, ст. 2 Закона № 122-ФЗ, которым были внесены поправки в эту статью, разъяснениями, изложенными в Постановлении Пленума ВС № 42, пришел к выводу о том, что указанные процессуальные издержки подлежат возмещению из федерального бюджета в заявленном размере.

Суд указал, что общество не являлось участником уголовного дела, спорное имущество передано ему по протоколу приема-передачи вещественных доказательств на ответственное хранение, отношения по хранению вещественных доказательств являются сложившимися, а отсутствие договора хранения, обязанность заключить который возложена на уполномоченный орган следствия, не влияет на правовую квалификацию отношений сторон.

Обращение общества с материально-правовым требованием о возмещении убытков за счет средств бюджета в рамках гражданского судопроизводства является правом истца и не нарушает положений действующего законодательства, заключила первая инстанция. С учетом уточнения требований Арбитражный суд Воронежской области взыскал в пользу общества более 440 тыс. руб. Апелляция оставила решение первой инстанции без изменений.

Арбитражный суд Центрального округа сослался на ст. 115, 131, 132 УПК, п. 1, 5 Постановления Пленума ВС № 42, Определение КС от 27 марта 2018 г. № 788-О и указал, что расходы подлежат возмещению по правилам УПК. Процессуальные издержки взыскиваются с осужденного или возмещаются за счет средств федерального бюджета. Возможность их отнесения на должника должна быть установлена компетентным судом с учетом норм ст. 132 УПК, а также Положения о возмещении процессуальных издержек, связанных с производством по уголовному делу, издержек в связи с рассмотрением дела арбитражным судом, гражданского дела, административного дела, а также расходов в связи с выполнением требований Конституционного Суда, утвержденного Постановлением Правительства РФ от 1 декабря 2012 г. № 1240. Случаи, когда процессуальные издержки возмещаются за счет средств федерального бюджета, перечислены также в Постановлении Пленума № 42.

Верховный Суд согласился с кассацией

«Усмань-Табак» обратилось в Верховный Суд, однако тот посчитал выводы кассационной инстанции правильными.

Суд заметил, что спецификой дела является наличие обвинительного приговора. Он обратил внимание, что в соответствии с разъяснениями, содержащимися в п. 1, 5, 5.1 Постановления Пленума ВС № 42, процессуальные издержки представляют собой необходимые и оправданные расходы, связанные с производством по уголовному делу, в том числе вознаграждение лицам, которым передано на хранение имущество подозреваемого, обвиняемого, или лицам, осуществляющим хранение вещественных доказательств. Процессуальные издержки взыскиваются с осужденных или возмещаются за счет средств федерального бюджета. Решение суда о возмещении процессуальных издержек за счет средств федерального бюджета или о взыскании их с осужденного должно быть мотивированным. В соответствии с п. 13 ч. 1 ст. 299 УПК вопрос о процессуальных издержках подлежит разрешению в приговоре, где указывается, на кого и в каком размере они должны быть возложены. В случае когда вопрос о процессуальных издержках не был решен при вынесении приговора, он по ходатайству заинтересованных лиц разрешается этим же судом как до вступления в законную силу приговора, так и в период его исполнения.

Общество обращалось в Рамонский районный суд Воронежской области с иском к осужденному Т. о возмещении процессуальных издержек, однако по ходатайству «Усмань-Табак» производство было прекращено. Представитель общества в ВС не смог пояснить отказ от иска. «Таким образом, общество, зная порядок возмещения процессуальных издержек, не воспользовалось своим правом на взыскание таких издержек с осужденного, а обратилось с иском в арбитражный суд о взыскании этих издержек с федерального бюджета», – резюмировал Верховный Суд.

Между тем, указывается в определении, в соответствии с п. 5 Постановления Пленума ВС № 42 суду следует принимать решение о возмещении процессуальных издержек за счет средств федерального бюджета, если в судебном заседании будут установлены имущественная несостоятельность лица, с которого они должны быть взысканы, либо основания для освобождения осужденного от их уплаты. В этом же пункте постановления определены случаи, когда процессуальные издержки возмещаются за счет средств федерального бюджета. Таким образом, подчеркнул ВС, расходы общества, осуществляющего хранение вещественных доказательств, являются процессуальными издержками по уголовному делу и подлежат возмещению в порядке уголовного судопроизводства.

Таким образом, ВС оставил жалобу общества без удовлетворения.

Эксперты оценили ситуацию и позицию Суда

В комментарии «АГ» адвокат АК «Кожанов и партнеры» Виктор Кожанов заметил, что обществу следовало обращаться в суд в порядке уголовного судопроизводства с требованиями о возмещении процессуальных издержек к осужденному.

Перед обращением с подобными требованиями, по его мнению, следует изучить основания освобождения осужденного от возмещения издержек и тщательно проанализировать его финансовые возможности, чтобы исключить ситуацию, которая и произошла. В случае если получить компенсацию с осужденного нельзя, стоит тогда заявить требования уже к казне РФ. «Положения ч. 1 ст. 132 УПК определяют перечень источников возмещения издержек, но не право выбора между ними. Суды первой инстанции указывают на неподсудность спора, однако такие постановления следует обжаловать. Как правило, вышестоящие инстанции в основной массе обязывают рассматривать подобные требования в порядке уголовного судопроизводства», – отметил Виктор Кожанов.

Адвокат, партнер АБ Criminal Defense Анна Голуб указала, что судом достоверно установлен отказ «Усмань-Табак» от иска в рамках гражданского судопроизводства после вынесения приговора по делу. В соответствии с гражданско-процессуальным законодательством при отказе истца от иска и принятии его судом производство по делу прекращается. Это означает, что истец лишается возможности повторного обращения за защитой нарушенного права.

«В практике подобные случаи встречаются редко, поскольку вещественные доказательства на ответственное хранение третьим лицам, как правило, не передаются. В связи с чем при таких обстоятельствах за взысканием судебных издержек не обращаются», – отметила Анна Голуб. – Что же касается процессуальных издержек, то потерпевший или гражданский истец зачастую своевременно обращаются с соответствующим заявлением, как минимум для возмещения понесенных расходов на адвоката. В данном же случае на вопрос суда, почему “Усмань-Табак” отказалось от иска, представитель организации дать вразумительный ответ не смог, что подтверждает добровольный отказ организации от реализации своих прав», – подчеркнула она.

Марина Нагорная